Глава 1 (22). Криминальная хроника

Размер шрифта: - +
12»
Часть 2

Вашингтон (округ Колумбия) Пенсильвания-авеню 1600.
Официальная резиденция президента США — «Белый дом».
Западное крыло, 05 октября 2001 г. 10.30.

— Сегодня впервые путаюсь в графиках рабочих встреч. Все перемешалось. Ты обратил внимание? – Система вентиляции не справляется. Все-таки есть в здешних стенах мистика. Отдает – забирает, отдает – забирает. Пришел на службу – удивляет все, даже дряхлость.

— Что за дряхлость?

— Да не что, а какая. Собственная! Несвоевременна она, мать ее. Осознав факт, по сути, растерялся даже: сижу в кабинете, ты в это время в восточном крыле, потею, думаю — кого о проблеме оповестить?

— Это вчерашний день аукается. Я тоже с утра мокрый, спал плохо.

— О, президент. Я за ним. Через пятнадцать минут Кондолиза стартует. Будь рядом.

Ари Флейшер убежал. Из открывшейся двери к кабинету Рузвельта вышел мужчина в темно-зеленом пиджаке и черных брюках, подойдя к Гордону, он было попытался заговорить, но отвлекся, пропуская неспешно проходившего мимо в окружении людей в формах Ричарда Брюса Чейни. Вице-президент на ходу изможденно зевал, прикрывая лицо правой рукой, зажимавшей в ладони мобильную трубку, – выглядел он при этом крайне уставшим.

— Уверен я, господа, что главное сейчас – не позволить направить негодование нации в тупиковые русла. На повестке дня фундаментальный вопрос – борьба с мировым терроризмом. Две ключевые цели – Аль-Каида и Ирак. Нам всем необходимы не просто громкие заявления сенаторов, хотя не без этого, — страна в целом ждет волевого решения: патриотического акта, мощного инструмента противодействия злу в рамках гражданского самосознания. Президент и Палата представителей эту мою инициативу, уверен, примут.

Военные одобрительно кряхтели, слышалось: Вы правы, проблемы в административных провалах и безответственности. Еще один голос – можно было еще три года назад начинать.

Дик Чейни продолжил, остановившись и повернувшись лицом к собеседникам:

— Управление внутренней безопасности подразумевает под собой главную опорную станцию интеграции всех силовых и вспомогательных ведомств страны. Расчетная точка базовой модели – до четверти миллиона сотрудников. Со всеми вытекающими, друзья мои. Именно вам, господа, своей доблестью и грамотной техникой выполнения боевых задач предстоит убедить как президента, так и Конгресс участвовать в создании совета внутренней безопасности, который вскоре возглавит уже не управление, а министерство. Демократические идеи вкупе с другими ценностями цивилизации необходимо уметь отстаивать, доказывая свою правоту не одними лишь словесами.

Говоривший эмоционально окинул ястребов убедительным взглядом. За несколько секунд его выступления к слушателям успело присоединиться еще несколько человек в мундирах. Собравшимся генералитетом в ответ был хором озвучен армейский аналог того, что у других представителей земной цивилизации называется смехом – некий грозный парадный «гык». Процессия двинулась далее по коридору, в сторону кабинета вице-президента. Ее никто не смел обгонять.

Мужчина в зеленом пиджаке и черных брюках смотрел им вслед. Затем, убедившись в том, что сплюнуть не получится, повернулся к Джондро.

В суточный рабочий график Белого дома было включено четырнадцать разноформатных экстренных совещаний. В основном, естественно, «посиделок» с силовиками, затем уже экспертами других департаментов и ведомств. Каким-то чудесным образом с рождения люди, облаченные в форму, Гордону Джондро казались выглядевшими на одно лицо, иногда, став постарше, он подозревал их на предмет бесполости. Шло время, эволюция на месте тоже не стояла. На сегодняшний день в напряженной атмосфере трагических событий прошедшего месяца, а также последовавшего за ними старта череды ключевых структурных изменений и реформ федерального правительства военные Гордону и всему миру, трезвому и нет, стали являться суровой неизбежностью, или так – обобщенной маской мира.

12»